17 августа, четверг
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
Метафизика | ''Поскольку я уже написал все, что хотел, я стал писать о том, чего Напечатать текущую страницу

"Поскольку я уже написал все, что хотел, я стал писать о том, чего не хочу"

Выступление Александра Дугина на презентации книги "Поп-культура и знаки времени"

Мы практически умерли, это некоторое post-mortumАлександр Дугин: Коллеги, сегодня я представляю книгу "Поп-культура и знаки времени" - это, пожалуй, самое легкомысленное из всего, что я написал. И в этом отношении она немножко выпадает из вязких, тяжелых, фундаментальных трудов, которые раньше выходили из под моего пера.

Название "Поп-культура и знаки времени" – это, безусловно, явная аллюзия на фундаментальную "Le Regne de la quantite et lessignes des temps" - "Царство количества и знаки времени" Рене Генона. В данном случае в этой формуле вместо "Le Regne de la quantite" - "Царство количества", поставлена формула "Поп-культура". По сути дела, "Поп-культура" является одним из миазмов "Царства Количества". Меня всегда интересовала проблематика перевода традиционных текстов в современный контекст: когда сегодня мы читаем тексты 19-го века, например, Лермонтова или Пушкина, будем откровенны - мы не понимаем, о чем они писали, о чем думали, что они чувствовали. Для того, чтобы реконституировать тот контекст жизни, в котором протекала словесное творчество Пушкина, нам придется выполнить колоссальную работу, справиться с которой у нас просто не хватит ни времени, ни желания. Поэтому и Пушкин, и Лермонтов, и Достоевский (хотя, он все-таки в меньшей степени, вообще Достоевский удивительно современный писатель), равно как и подавляющее большинство текстов, с которыми мы имеем дело, они контекстуальны.

Французская структуралистская школа предложила деконституализацию метапозиции текстов, используя главы мэтра философии, которая получила название "деконструкция". То есть перенесение текста в другой контекст. Пушкин, прочитанный нами сегодня... Вы представляете: люди собрались в ночной клуб, поддали, нарядились, прочитали Пушкина. Какой же это Пушкин?! Это что-то совершенно другое. Деконструкция же Пушкина - это, собственно говоря, возвращение к тому непонятному нам контексту, в котором он творил, писал и говорил. И задача настоящего перевода заключается в том, чтобы перенести фундаментальные идеи текстов, принадлежащих другой исторической эпохе, другому историческому контексту, в наше время.

Собственно говоря, именно с этих позиций несколько лет назад я начал пропагандировать Генона в России. И постепенно я пришел к выводу, что Генон, не смотря на это, куда-то «ускользнул». Есть люди, знакомые с его творчеством, есть люди, которые его читали. Но нет Генона - он остался в плену того контекста, которому он принадлежал, и этот контекст не был переведен на русский язык. Он остался одиноким артефактом. И для того, чтобы сделать его более доступным русскому человеку, я написал книгу "Поп-культура и знаки времени". Собственно говоря, легкомысленные беседы с Лаэртским или мое интервью журналу "Playboy" передают сущность традиционализма в его внутреннем измерении, но делают это на совершенно другом языке - на языке современного, постмодернистского, слегка подвыпившего русского человека, который живет в окружении тех гаджетов, что на него льются из окна, из радио и т. д. Он слушает со всех сторон какие-то обрывки чужих воспоминаний: что-то из телевизора доказывают, навязывают, и в этом контексте, из этих остатков формируется язык нашего подсознания.

Я попытался изложить Генона на примере Меладзе, на примере разбора Тани Булановой, группы "Фабрика", я проанализировал внимательно Анжелику Варум и отнесся к ее творчеству, к ее индивидуальности как шаманы Элиаде к кусочку кварца, пытаясь вытащить из них тот фундаментальный, какой-то сверхчеловеческий, неестественный смысл "lecontrenature" - смысл, который, наверно, заложен в этом кусочке кварца и, может быть, в Анжелике Варум. Я пытался провести такой интеллектуально-исторический эксперимент, о результатах не мне судить. Но то, что я хотел сказать, и та система принципов и идей, которые излагаются в этой книге – всё это довольно традиционно. Тем, кто знаком с Геноном, Элиаде, Юлиусом Эволой, Мартином Хайдеггером, с новой левой критикой Бодрийяра, Дебора, наверно ничего нового не найдут, - просто я говорил об этих вещах на другом языке. На языке современного, уже убывшего, я думаю, российского человека. Мы практически умерли, это некоторое post-mortum.

"Поп-культура и знаки времени" – книга о том, как человечество было, но его не стало – лишь масляные пятна плывут по воде. Это пост-человеческое произведениие, которое обращено не к новому эволюционному субъекту, к которому обращаются другие мои произведения, а к довольно уже гальванизированному трупу, которого иногда включают 50 грамм или какой-нибудь кусок эротического клипа, - он просто просыпается, а потом засыпает снова, идет на работу или куда-то еще - покурить, поговорить, послушать музыку и заснуть. Фактически, это книга не пробуждения, даже не диагноз - я уже никого не пугаю, никого ни к чему не призываю, это просто пост-человеческая книга, которая написана в ключе такой энтропии. Это скорее иллюстрация того, как кончается время, как кончается человечество, что наступает после его конца. И в отдаленной перспективе сквозь этот мало аппетитный ансамбль мерцаю какие-то тонкие-тонкие миражи Традиции, мир реальной сферы онтологии, который уже настолько далеко удалился, что о нем можно и забыть.

Хайдеггер в своем эссе говорил, что в какой-то момент наступает такая черная точка, что говорить об отсутствии света уже немыслимо. Если кто-то говорит: "Смотрите, как темно...", - его уже не поймут. "А что такое свет?!" - спрашивают люди полночи. Им не с чем сравнить, они видят только тьму. И все. Поэтому и говорить, как-то стращать, пугать, будить, призывать, объяснять бесполезно. Все это за нас сделает Айзеншпис, он, кстати, умер как раз в канун выхода книги. Я думаю, что эта книга могла бы быть его посмертным чтением. Сидит сейчас Айзеншпис, уже не среди нас, в каком-то своем пост-айзеншписовском пространстве и довольно лениво перелистывает страницы этой книги. О нем здесь говорится много. Фактически вся книга написана о нем, чего уж там. И я думаю, что каждая вещь происходит в свое время. Он, в отличие от многих других людей, умер вовремя - как раз к нашей презентации. Благодарю.

Вопрос: Очень хорошая речь была по поводу умирающего контекста и так далее, но все-таки очень хотелось бы узнать, чьи тексты вы препарировали: Пушкина ли нового, который через Таню Буланову, через Катю Лель или через Михаила Боярского вещал, или же все-таки некоего нового творца, который как-то существует или как-то растворился в этих певцах, или вы и были тем самым человеком, который 50 грамм принял и честно попытался выцепить из современного контекста обрывки содержаний, свое видение…

Александр Дугин: Не Пушкина, конечно, я пытался переложить в этой книге. Это повествование о неком очень грустном и печальном ангеле, который оказался здесь и ему очень не по себе, по нему периодически пробегает какая-то странная дрожь из другого мира, из ностальгии, и он смотрит на разные объекты нашего мира и видит их так же, как мы. Другое дело, что у него разорвана иерархия. Вот червячок ползет, вот снежинка падает, вот Меладзе поет, и он начинает так увлекаться тем, что происходит, что переводит из вещей, которые строго иерархизированы. Мы говорим: «О, вот это телевизор! Просто телевизор, ничего тут особенного – просто телевизор!», - а для этого существа «просто телевизор» - это не ответ. Просто не «просто», и не «телевизор». Это реконструкция, выход, собственно говоря. Каждая нормальная книга пишется кровью и не от своего лица, автор всегда скрыт – я не являюсь, естественно автором этой книги, но то существо, которое смотрит таким образом на нас: на меня пишущего и на вас читающих – вот это существо очень загадочное, оно в своем собственном измерении, его имени я точно не знаю, но это не Пушкин. Можно так назвать его - не-Пушкин.

Вопрос: Какие внутренние импульсы толкнули вас на написание этой книги? Может быть, это какие-то концептуальные взгляды… И какие цели вы преследовали, когда писали?

Александр Дугин: Меня довольно давно интересовала тема изложения традиционализма на языке постмодерна. То есть, собственно говоря, что такое традиционализм на языке модерна - Консервативная Революция, это Третий Путь - это понятно. Язык модерна уже закончился, и изложение традиции на языке модерна нынче стало такой же архаикой, как и сама традиция. Поэтому моей задачей было изложить принципы, те же самые принципы традиционализма, но уже на языке постмодерна. Вот в чём смысл. Многие пытались забежать вперед, сделать это, но никому не удалось это представить. Вещь-то эта простая, если понять смену парадигмальных принципов, но это никому не удалось, и я хотел показать, как это делается.

Вы знаете, многие мои тексты, ходы, подходы - они потом начинают тиражироваться до бесконечности. Но есть вещи, которые тиражируются пост-фактум, например, просто традиционалистский дискурс, а есть вещи, которые тиражируются до того, как они появились. Я еще не сформулировал эту идею, и они создают как бы плагиат еще ненаписанных книг. Я немножко запоздало догнал тот оригинал, с которого можно списывать уже более спокойно и понятно. Потому что люди думают в этом направлении, то есть я облегчил задачу и одновременно поставил точку в одной из тем, которые разрабатывал. Это и был, собственно, импульс этой книги. Но я её не закончил, книга продолжается, и что-то вроде второй части этой книги - я просто продолжаю некий цикл в этом же направлении в журнале «Rolling Stones». Это уже предложение идти от констатации разложения к какому-то активному насыщению нашего культурного пространства такими жестокими сильнодействующими подробностями.

Вопрос: Александр, может быть, это в некоторой степени и перенос из эпохи в эпоху, каждая эпоха имеет свой язык и то, что было поп-культурой, попсой, становится на определенном этапе и классикой и архаикой, то есть какие-то мостики возникают. То, что нам сейчас кажется поп-культурой, со временем следующие поколения будут воспринимать как лицо того периода, в котором мы живем, и мы будем наблюдать сверху на то, что происходит и как о нас говорят. Такой вариант возможен? То есть это перенос определенный. Сейчас ведь очень много наши режиссеры корежат, осовременивают вещи, которые двадцать-тридцать раз ставили. Вы видите этот вариант?

Александр Дугин: Да, я хотел сказать, что многие вещи, которые принадлежат к классике, уходят. Был такой исполнитель Чича. Куда он ушел? Это действительно что-то значит, потому что, когда началась перестройка, на канале «2 х 2» появился Чича, один или два клипа - это действительно была настоящая классика переходного периода. Ходил такой восточного вида мужик в тренировочных штанах по берегу какой-то загаженной заблеванной подмосковной речушки и что-то пел. Это потом уже закрасили, наложили грим, звук, шампунь подвезли - и все перестало быть классикой, а Чича был самым настоящим содержанием процессов нашего общества, это была классика. Все эти однодневки вот-вот исчезнут, мы забудем об их существовании и мы потеряем что-то важное, потому что в этих идиотах действительно что-то просвечивается. Что просвечивается, я пытался понять и, конечно, я не понял. Самое интересно, что там действительно ничего не просвечивается, но надо было предпринять эту колоссальную работу по их расшифровке, по их деконструкции, чтобы придти к такому очевидному выводу. Здесь можно вспомнить замечательных людей Гарика Осипова и Бориса Симонова, которые провели фундаментальный анализ поп-музыки 50-х, 40-х годов, которые на нюансах, оговорках, всхлипах, бульканиях давно забытых исполнителей выстроили невероятно декадантскую музыковедческую культуру. И в этом отношении, действительно, без всякой иронии, это классика.

Вопрос: Я, к сожалению, опоздал на начало лекции. У меня вопрос такой, из области актуального. Как вы относитесь к движению "Наши".

Александр Дугин: (смутившись) Вы знаете… О "Наших"... в книге... (реплика лидера "Зазеркалья": "Не в сакральном понимании, а об актуальном") Да, кстати, вы правильно заметили о сакральном понимании... Дело в том, что в начале 80-х годов мы разработали концепцию nostra-центризма. Не эгоцентризма, а нострацентризма. "Nostra" - это "Наши" по латыни. И более того, в книге "Великая Война Континентов" была концепция о Наших. Наших, как метафизическом явлении, развивающая модели Карла Шмитта о том, кто друг, кто враг. Вначале это эксплуатировал Невзоров, тоже не шмиттовскую теорию. Я приехал в Питер, рассказал, ему понравилось, он создал свое примерно патриотическое движение "Наши". А потом, спустя время, оно прижилось и его сейчас задействовали для ширпотреба.

Вообще же "Наши" - это вполне бесовской заговорческий, в духе "Бесов" Достоевского, термин. Очень энергетичный, очень хороший. Но к чему он сейчас прилагается в нашей стране? К пустому месту прилагается. Поэтому как-то судить об этом явлении я не могу. А термин хороший и в принципе его хорошо было бы взять. Поскольку там нет ничего, в "Наших", то можно назвать кого-то других "Нашими-2", "Нашими-3", - играться с этим очень продуктивно. И обратить "Наших" к корням. Сейчас мы провоцируем все те движения, которые я создавал, на возврат к корням, поскольку они оторвались от своих корней. И сегодняшняя встреча очень интересная, поскольку люди, которые сидят слева и справа от меня, это начало НБП. Это первое отделение, которое мы вообще создали в нашей стране. Это первые люди, которые стали читать журнал "Элементы". Они до сих пор не вернули деньги - просто взяли и сказали, что деньги вернут. (Кто-то из группы "Зазеркалье": "Мы отдадим!") Вот видите, какой я злопамятный. Это тоже возврат к корням. И поэтому там, где есть возможность вернуться к корням, там есть вообще что-то. И "Наши" - мы тоже немножко посмотрим на них и забросим им эту идею. Назад к корням, назад в начало к Невзорову, а потом и Парвулеско. И постепенно движение "Наши" додумается, если правильно проводить логику консервативной революции, они придут к тому, что их идеология - это Великая Евразийская Империя Конца. И они просто станут каким-то элементом Евразийского Союза Молодежи.

Вопрос: Вы считаете, что все, что ныне существует под каким-то именем, так и должно существовать, или вы хотите все это изменить или как-то поставить под свое начало? Каким образом?

Александр Дугин: Правильный вопрос. Я действительно хочу поставить все под свое начало. Мне кажется, все не так, как должно быть. Есть такая каббалистическая доктрина, называется доктрина Разбитых Ваз: были Вазы, в которые налился Великий Свет. И они все треснули, потому что Света перелили, Света слишком было много. С тех пор, говорят каббалисты, после того как треснули Вазы, Свет разлился по миру и все не так, как должно быть. Вот в этом месте должно быть что-то реальное, а в этом месте ничего нет Поэтому, с моей точки зрения, весь мир представляет из себя пост-сосудный, пост-разбитый план, где все не то, чем кажется, все не на месте, все неправильно. Я считаю, что одна из моих задач, это собрать все, что правильно, где бы оно не находилось: у Чичи в кармане, в телевизоре, у Кости Эрнста, в администрации президента, в ГРУ. Собрать и присвоить. Но присвоить не себе лично, а придать этому нормальный человеческий вид. И, кстати, Чича, надо с ним познакомиться, говорят, он все-таки существует, это не просто плод моего воображения. И ему я тоже дам место на своей стороне, если он есть. О "Наших" я пока еще не писал, но если я напишу, они тоже будут иметь свое место. Потом они все постепенно соберутся на каком-то острове, где и подвергнутся окончательному испытанию огнем. Собрать абсолютно всех, а потом сжечь. Сжечь - это значит преобразить, значит вернуть к архетипу, к своему истоку. Я думаю, что и с "Нашими" тоже надо так поступить.

Вопрос: Как вы относитесь к воцерковленным Константину Кинчеву и Роману Неумоеву?

Александр Дугин: Вы знаете, дело в том, что такая прямолинейная градация вероисповедания какого-то творца в корне не верна. И попытка эксплуатировать это такой прямолинейной церковной общественностью мне эстетически не приятна. Может, я бы согласился, что это полезно кому-то. Я просто считаю, что творческое есть некое требование достоверности, а отнюдь не партийности. Отвратительно смотреть, когда правильно мыслящие люди делают какой-то позор. Лучше действительно послушать попсу, чем видеть эти недоделки. В некоторых случаях. А что касается Романа Неумоева, я думаю, что он действительно безумец. Его общий абсолютно съехавший дискурс, - конечно, православие там и близко не лежало, но поток сознания, который он гонит, очень убедительный. Такой наивный и открытый. Чего не скажешь о Кинчеве. Я о нем ничего плохого по политическим соображениям говорить не хочу. Но его творчество мне кажется совершенно не убедительным.

Вопрос: Первый вопрос. Эта книга написана с учетом ваших предыдущих концепций, либо это просто разложение современной поп-культуры, какое-то философское препарирование? И второй вопрос: это речь над гробом современной популярной культуры или речь над умирающим?

Александр Дугин: Вы знаете, я вообще ставил перед собой задачу, откровенно сделать своего рода энциклопедию поп-культуры. Описать ее максимально объективно. По возможности описать те группы и те тенденции, которые существуют в соверменной поп-культуре. В свое время меня поразила подобная инициатива со стороны Кеннета Энгера. Знаете, такой шизофреник, который снимал черт знает что. Очень красивое, интересное и кроулианское. Вот он поставил себе задачу сделать энциклопедию Голливуда. Что-то явно невменяемое. То есть поставил задачу объективно описать основных режиссеров. Я хотел сделать тоже самое. Моя задача была просто привлечь внимание людей к российской поп-кульуте, чтобы люди узнали больше об этих группах, об исполнителях, об их стилях. Единственное, что я не всех охватил, очень старался следить за появлением. В отличие от моих коллег, которые несколько бравируют, что не смотрят телевизор, я смотрю телевизор. И думаю, что это действительно интересно. Не всех, конечно, я смог описать. Поскольку я не писатель попсы и не делал такое, так сказать, описание процесса, это была первая попытка каталогизации и систематизации. В общем, такая достаточно конвенциональная задача.

Вопрос: Александр Гельевич, не возникало ли у вас искушения назвать некоторые вещи словами, которые на ваш взгляд подходили бы больше для описания их истинной сущности, нежели тот иронический ключ, который вы избрали? И если такие моменты были, были какие-то компромиссы, какое оправдание вы нашли компромиссам? Я хочу сказать, не возникало ли у вас желания стать как-то более серьезным, прямым, или вы постеснялись сказать более жестко, как это позволял себе Генон практически в конце каждой главы в любой из книг?

Александр Дугин: Когда Генону прислали Сартра, томов пять, Генон ответил парой строчек: "Зачем вы прислали мне этот мусор? Я его как-то пролистал и понял, что философов будущего надо запретить, они все равно ничего не понимают!" Он честно и спокойно написал не только о Сартре, но и о всей современной философии, совершенно правильные слова. О Сартре он не написал даже маленькой рецензии, которые он периодически посвящал каким-то чудовищным маргинальным явлениям, типа Поля Лекура, которого он ненавидел лютой ненавистью и писал его имя с маленькой буквы, чем-то он достал Генона. Поэтому, если говорить о попсе, и если не идти на какой-то компромисс с собственной совестью, то ничего в таком геноновском ключе написать невозможно. В пост-модерне надо выключить все, не только телевизор, но и вообще все, и спокойненько отплыть. Этот компромисс я естественно переживал, потому что писать мне, в общем-то, не о чем. Я уже обо всем написал, изложил все свои идеи. И поскольку я уже написал все, что хотел, я стал писать о том, чего не хочу.

Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    30 сентября 2009, 01:19
    Метафизика | Сергей Панкин | Сакральность Запада и сакральность Востока | В подавляющем своём большинстве люди Запада– это вечные духовные недоросли | 30.09.2009
    28 февраля 2007, 00:25
    Метафизика | Авигдор Эскин | Почему каббала? | Преодоление безверия в наши дни | 28.02.2007
    19 ноября 2006, 17:08
    Метафизика | Александр Дугин и Псой Короленко | Солнечное и лунное начала в еврейской традиции | 19.11.2006
    12 марта 2006, 21:35
    Метафизика | А. Иванников | Кровь Святого Бурха | 12.03.2006
    19 января 2006, 13:26
    Метафизика | ''Поскольку я уже написал все, что хотел, я стал писать о том, чего
    1 декабря 2005, 15:36
    Метафизика | Евгений Головин: ''Пурпурная субстанция обмана'' | 01.12.2005
    27 октября 2005, 20:59
    Метафизика | Информация к размышлению: Сталин из сакрального центра | 27.10.2005
    12 октября 2005, 11:04
    Метафизика | Рецензия на книгу Олега Фомина ''Сакральная Триада'' | С. Шнитцер |
    28 сентября 2005, 12:16
    Метафизика | Презентация книги Александра Дугина ''Поп-культура и знаки времени'
    10 июня 2005, 19:05
    Метафизика | FAQ | Дугин | О корреляции неофизики и новой метафизики | 03.12.01
    ВЕСЬ АРХИВ